Большевики объединили Литву и Белоруссию. Но дружба народов закончилась кровавой резней

0

Источник: РИА «Новости»

На заре своей независимости Литва пережила много потрясений. Немцы, взявшие ее «под крыло» во время Первой мировой войны, не задумываясь оставили молодое неокрепшее государство, потерпев поражение. Республику быстро прибрали к рукам большевики и объединили с соседней Белоруссией, превратив в защитный буфер от внешних врагов. Литовско-Белорусская Советская Республика продержалась всего полгода и исчезла в ходе маленькой кровопролитной войны. «Лента.ру» вспоминает первый неудачный опыт по принуждению к межнациональной дружбе.

От немцев к большевикам

Путь Литвы к независимости сильно отличается от пути ее ближайших соседей — Эстонии и Латвии. К моменту краха Российской империи в 1917 году эти две республики оставались в ее составе, а Литва уже два года как была оккупирована немцами. Соответственно, именно литовцы первыми в декабре 1917-го провозгласили независимость.

Сначала решено было создать государство под протекторатом Германии.

Читайте также

Чтобы закрепить этот статус, 13 июля 1918 года местный Государственный совет принял решение установить в стране конституционную монархию и предложить вюртембергскому принцу Вильгельму фон Ураху корону Королевства Литва.

Немцы, как легко догадаться, вариант с коронацией своего соплеменника всецело одобрили, но посадить нового короля на трон не успели — проект потерял всякую актуальность в ноябре 1918 года, когда стало окончательно понятно, что Германия вот-вот проиграет мировую войну. Поэтому Литве пришлось срочно искать себе новых покровителей.

Этим занялось временное правительство из шести министров под руководством Аугустинаса Вольдемараса, но попытки строительства независимого государства в Литве прекратились в том же ноябре 1918 года, когда на ее территорию с боями вступила Красная армия и почти сразу же заняла большую часть страны. Большевики имели свои виды на Прибалтику. 8 декабря было сформировано Временное революционное рабоче-крестьянское правительство Литвы, которое возглавил коммунист Винцас Мицкявичюс-Капсукас.

По воспоминаниям современников, новый глава государства отличался особой гуманностью по сравнению с другими большевистскими деятелями того времени.

Читайте также

«В Вильнюсе коммунисты вели себя по-человечески, пугали сильно, но кровь не проливали. И это заслуга Мицкявичюса и других литовских коммунистов и не коммунистов» — рассказывал позднее писатель Юозас Тумас. По его словам, коммунисты привлекали сторонников гарантируя им свободу в обмен на лояльность. «С людьми, которые нас не саботируют, будем сотрудничать, не спрашивая о их личных делах, что думают, что нравится», — вспоминает он.

В соседней Белоруссии тем временем тоже установили коммунистическое правительство во главе с Дмитрием Жилуновичем.

И большевики подумали, что полезно будет объединить две эти республики «в связи с общностью их политических и экономических интересов и для усиления обороноспособности в обстановке обострения Гражданской войны и иностранной интервенции».

Читайте также

Уже 27 февраля 1919 года в Вильно (Вильнюсе) состоялось совместное заседание Центральных исполнительных комитетов Литвы и Белоруссии, в ходе которого было провозглашено образование объединенной Литовско-Белорусской ССР (Литбел).

Борьба имперских амбиций

Доставшаяся Литбелу территория сначала включала Виленскую и Минскую губернии, а также часть Ковенской и Гродненской губерний, но по мере возможности ее предполагалось расширять. В Литовско-Белорусской ССР проживало свыше четырех миллионов человек. Рабочими языками нового государства были выбраны русский, польский и литовский.

По замыслу Ленина, новая республика должна была сыграть роль буфера и предотвратить открытую войну между Советской Россией и Польшей.

Возглавил ее все тот же Мицкявичюс-Капсукас и полностью коммунистическое правительство. И это совершенно не устроило сторонников буржуазной Литвы.

Дело в том, что большевики случайно исполнили мечту литовских патриотов о возрождении Великого княжества.

Особо горячие головы уже начали помышлять и о присоединении Украины. «Красное» правительство в эти имперские планы совершенно не вписывалось и в марте 1919 года войска литовской Тарибы («Совет Литвы»), поддержанные немецкими гарнизонами, начали военные действия против Литбела, а в апреле 1919-го к ним присоединилась и польская армия под командованием Эдварда Рыдз-Смиглы.

Читайте также

По сути, у Варшавы были схожие амбиции: она тоже недавно освободилась от многовекового подчинения другим империям и тоже мечтала о возрождении собственной — Речи Посполитой, которая, кстати, в свое время поглотила Великое княжество Литовское. 8 апреля Литбел официально перевели на военное положение. Историк Валерий Иванов пишет, что непосредственно при подходе к Вильно польские легионеры столкнулись с отчаянным сопротивлением со стороны Красной армии. Но на руку Варшаве играло то, что в Вильнюсе была большая польская община.

«Поляки получили поддержку со стороны местных жителей, и, прежде всего, от членов местных подпольных польских структур. Они приняли непосредственное участие в действиях польских войск против советской власти», — свидетельствует историк Юзеф Пилсудский.

Польская резня

19 апреля 1919 года польская армия захватила Вильно. В тот же день был создан Совет обороны Литбела, у которого оказалась вся полнота власти в республике. В него вошли Мицкявичюс-Капсукас, Моисей Калманович, Иосиф Уншлихт; позднее были введены Евгения Бош, Вильгельм Кнорин, Казимир Циховский.

По свидетельствам очевидцев, за стремительно наступавшими польскими солдатами тянулся кровавый след: «Людей грабили, секли плетьми из колючей проволоки, прижигали каленым железом для получения ложных признаний (…) Одному несчастному в распоротый живот зашили кота и принимали ставки, кто умрет раньше — человек или кот».

Сохранились воспоминания, как офицер «десятками стрелял людей за то, что они были бедно одеты…».

Другой выживший в этой резне позже рассказывал, что во время оккупации убить кого-либо из местных жителей не считалось грехом. В присутствии генерала Лисовского (командующего оперативной группой в Литве), например, застрелили ребенка за то, что он якобы недобро улыбался.

Читайте также

Будущий министр иностранных дел Польши Юзеф Бек вспоминал: «В деревнях мы убивали всех поголовно и все сжигали при малейшем проявлении неискренности. Я собственноручно работал прикладом».

Исследователи приводят такие, например, факты: «Занятие городов и населенных пунктов сопровождалось самочинными расправами военных с местными представительствами власти, а также еврейскими погромами, выдававшимися за акты искоренения большевизма». Например, после взятия белорусского Пинска комендант польского гарнизона приказал без суда и следствия расстрелять около 40 евреев, пришедших для молитвы, — как собрание большевиков. Был арестован медицинский персонал госпиталя, а нескольких санитаров расстреляли.

Зверства творились даже в недавней столице Литбела.

Захват Вильно сопровождался арестами местного населения, отправкой его в концлагеря, пытками и истязаниями в тюрьмах, расстрелами без суда, в том числе стариков, женщин, детей, еврейскими погромами и массовыми грабежами.

Особенно тяжело пришлось виленским евреям. «Победив коммунистов в Вильнюсе, поляки не могут успокоиться, не напав на еврейскую нацию: отдельные группки военных лазят по квартирам, будто бы с целью обыска. Евреи боятся возражать и не идут жаловаться, потому что самых смелых солдаты тут же “укладывают” (убивают), обвиняя их при этом в том, что они тоже коммунисты, которые стреляли в польских солдат», — писало издание Nepriklausomoji Lietuva («Независимая Литва»).

Визит Сталина

Руководство Литбела переместилось в Минск, а 19 июля оно приняло постановление о передаче всех дел Минскому губернскому Революционному военному комиссариату.

Внешнее положение становилось все хуже — и неудачи в войне с поляками местное ЧК пыталось компенсировать усилением расправ над «внутренними врагами».

Читайте также

Возмущенный Мицкявичюс-Капсукас жаловался в письме Дзержинскому: «Тарашкевич (сотрудник ЧК) с удовлетворением заявил, что им расстреляно у нас 167 человек. Это должно служить доказательством того, что таким образом искоренена в Белоруссии контрреволюция. На самом деле бессистемными расстрелами направо и налево при той обстановке, какую мы видели, было лишь усилено враждебное отношение населения к советской власти, и не только среди буржуазии, но и среди рабочих. До глубины души были возмущены поведением ЧК даже многие партийные товарищи. Нам стоило немалых усилий, чтобы успокоить Минский Рабочий Полк, который готов был разнести ЧК».

Читайте также

В июле 1919-го в Минск по заданию Москвы прибыл малоизвестный тогда политик — член Реввоенсовета Иосиф Сталин. Ознакомившись с ситуацией на месте, он телеграфировал Ленину: «Констатирую полную ненужность правительства и Минского совета обороны, необходимость их самораспущения и вхождения их членов в органы фронта».

Побывав на фронте, Сталин пришел к выводу, что Минск уже не удержать — и 8 августа, через 11 суток после его отъезда, город был сдан. На этом история Литовско-Белорусской ССР и закончилась.

До Второй мировой войны советская власть в Литву уже не возвращалась.

Читайте также

Но жизнь освобожденной от большевиков молодой Литовской Республики не была безмятежной — территориальный спор с Польшей большевики за нее решать не стали. На территории Вильнюса и окрестностей поляки создали свое марионеточное государство под названием Срединная Литва. Оно просуществовало до 1922 года, а потом вошло в состав Польши. Литве часть этой земли вместе с Вильнюсом вернул уже Сталин в 1939 году. Остальная часть Срединной Литвы была присоединена к Белорусской ССР.

Сейчас о Литбеле и его трагичной судьбе помнят и вздыхают разве что любители альтернативной истории. Они полагают, что если бы это государство выжило, у него могло бы получиться очень интересное будущее. По их мнению, Литбел имел шанс в будущем стать чрезвычайно влиятельной «региональной сверхдержавой», играющей ключевую роль в Восточной Европе. Но реальная история, как известно, сослагательного наклонения не имеет.

Владимир Веретенников

Source link
[img]