Главное в деле бывшего полковника Захарченко осталось тайной

0

Источник: AP 2019

Полковника Захарченко приговорили к 13 годам колонии. И теперь он больше не полковник: осужденного лишили классного чина и госнаграды — медали «За отличие в охране общественного порядка». Кроме того, суд назначил ему штраф в размере почти 118 млн рублей. Защита планирует обжаловать приговор.

Но самого главного мы, похоже, не узнаем: чьи же деньги нашли в квартире родственников Захарченко.

Ведь осудили бывшего полковника за взятки на суммы и близко не похожие на те почти 9 млрд рублей. Это так много, что в шутку даже предлагали измерять бюджеты регионов в «полковниках».

В пресс-релизе к одному из первых заседаний по делу говорилось, что Захарченко раскроет, чьи же это миллиарды. На деле он просто сказал, что деньги не его. Специальный корреспондент агентства городских новостей «Москва» Роман Кульгускин, посещавший несколько заседаний, говорит, что в суде особо и не пытались отследить происхождение так называемых миллиардов Захарченко.

Читайте также

Рассказал журналист и о том, как в ходе процесса менялось поведение самого экс-полковника: «На заседаниях, на которых я был, Захарченко вел себя достаточно экспрессивно. Он много шутил, пытался подкалывать сторону обвинения. Сегодня [в день оглашения приговора], насколько я могу судить, он вел себя относительно спокойно, ходил немножко по клетке, но на момент, когда [приговор] был оглашен, когда господина Захарченко спрашивали, как у него настроение, что он ожидает, он сухо ответил, что настроение у него рабочее».

Исходя из этого спокойствия некоторые наблюдатели сделали вывод, что Захарченко, возможно, получил некие гарантии: либо довольно скорого освобождения, либо неких особых условий содержания в колонии — он ведь так и не сказал, чьи деньги хранил. А может, условия были кардинально другими, и он просто боится за свою жизнь. А может быть, просто смирился, как все — или почти все, говорит член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Михаил Сенкевич.

«Человек адаптируется. Я был у него в “Лефортово” в первое время, конечно, человек потерян. Потом человек привыкает, свыкается. Что там слюни, сопли пускать, когда уже знаешь, что будет реальный срок, надо устраивать быт».

Я обычно так говорю, когда попадаешь в какую-то ситуацию, надо уже смириться и начинать обеспечивать себе какое-то достойное проживание. Поначалу все подавлены, непонятно, куда попал, а потом, буквально через месяц, я по своему опыту знаю, когда через месяц человека навещаешь, он совсем другой. Он прямо уже арестант!

Михаил Сенкевич

член Общественной наблюдательной комиссии Москвы

В какую именно колонию отправится Захарченко, если приговор вступит в законную силу, пока неизвестно. Ясно, что это будет исправительное учреждение «для своих», где нет воров в законе, где сидят бывшие судьи, прокуроры, полицейские и так далее, комментирует основатель и директор благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» Ольга Романова: «Например, Нижний Тагил зона № 13 “Красная утка”, или в Новокировске, где долгое время сидел директор ФСИН господин Реймер. Есть такая зона под Рязанью. Таких зон около 20, и их количество увеличивается, потому что бывших сотрудников сажают все больше и больше. Я думаю, что в итоге встретим его или в Новокировске, или в Нижнем Тагиле, или в Рязани. Хотя Рязань — слишком вызывающе, слишком близко к Москве».

Я думаю, что Нижний Тагил или Новокировск. Как-то принято известных людей посылать туда.

Ольга Романова

 директор благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая»

Как говорят эксперты, жизнь в таких колониях бывшим сотрудникам хоть и условно гарантирована, но не факт, что она будет сладкой. В таких учреждениях все по закону, то есть по режиму, то есть часто гораздо жестче и строже, чем в так называемых черных зонах, где осужденные живут по понятиям. С другой стороны, тут каждому свое. Кто на что учился.

Читайте также

Source link
[img]