Лужков назвал возможные причины массовой гибели пчел в России

4

Источник: РИА «Новости»

Ранее Минсельхоз сообщил о гибели 39,6 тысячи пчелосемей в 25 регионах России, что составляет 1,3% от их общего числа в стране. Ведомство приводит данные по состоянию на 29 июля.

«Тема известная, давнишняя, за исключением того, что масштабы этого бедствия в этом году оказались просто угрожающими, невероятными», — сказал Лужков РИА Новости, комментируя ситуацию с массовой гибелью пчел.

Он отметил, что это насекомое не терпит контактов с химией, однако они становятся вероятны, когда рядом с пасекой выращивается рапс. Эта культура нередко подвергается воздействию рапсовой блохи, после которого фермерам трудно ожидать сколь-либо значительного урожая, уточнил собеседник агентства. Для борьбы с этим насекомым используются инсектициды, которые пагубно влияют не только непосредственно на вредителей, но и на пчел.

Эта химия, которая идет против блохи рапсовой, равным образом начинает уничтожать и пчелу, потому что пчела — это тоже насекомое… Поэтому если рядом находится поле с рапсом, то есть опасность, во-первых, появления этой блохи — это вещь, я бы сказал, повсеместно известная. И если там находится пасека, то после того, как наши сельхозники начинают работать по этой блохе, то невольно или вольно, иногда просто из-за халатности они начинают губить пчел, почти прицельным образом.

Однако, по его словам, все же есть путь, предотвращающий такие последствия, — не следует допускать пчел на обработанное поле в течение пяти дней. Но для этого, продолжил он, нужно либо все это время не выпускать насекомых из ульев, либо увозить ульи подальше от поля — не менее чем на пять километров, поскольку максимально лет пчелы составляет именно такое расстояние.

«Итак, или пять дней взаперти, или увозить на пять километров. А на пять дней можно запереть пчелу? Нет, невозможно, это почти гибель пчел. Увезти? Но у нас пчеловоды — это, в основном, пенсионеры; особенно если у него 15−20 ульев, он практически не может без помощи их увезти. И потом, надо еще увезти туда, где все без этой химии. В основном, получается беда», — сетует Лужков.

Еще одна проблема, подчеркнул он, заключается в том, что хозяева полей, которые по закону должны информировать пчеловодов о предстоящей обработке, как правило, этого не делают. Говоря о восстановлении потерянных пчелосемей, собеседник агентства обратил внимание на то, что это потребует достаточно длительного времени. Лужков к тому же не исключил, что среди фермеров, потерявших пчел по таким причинам, будут и те, кто захочет оставить это дело.

«Допустим, кто-то продолжает; ему нужно купить семью, ульи еще остались, а семья стоит денег. Если у пенсионера есть эти деньги, он может еще раз попробовать. Большой пасеки он сделать не может — 5−10 семей, за очень большую сумму… Но для того, чтобы снова вернуть пасеку в количество 50 семей даже, ему нужно два-три года», — отметил собеседник агентства.

Source link
[img]