Милые сердцу вещицы: как хордеры отравляют жизнь близких и соседей

4

Источник: РИА «Новости»

В Москве умер семилетний мальчик с аутизмом, брошенный в заваленной мусором квартире. Следственный комитет уже инициировал проверку по факту произошедшего. По словам соседей, мусор из квартиры, где жил ребенок, вывозили в течение двух дней. Для того чтобы очистить жилье от хлама, потребовалось три грузовика. Мальчик жил с бабушкой, которая страдает так называемым синдромом Плюшкина — пожилая женщина складирует дома ненужные в быту вещи. За месяц это уже второй случай, когда ребенок пострадал из-за проживания с родственником с подобным недугом. Девочка, спасенная из квартиры на Ленинградском шоссе в Москве, усилиями врачей постепенно идет на поправку. Ее мать, отрицающая захламленность жилища, находится под следствием. Почему люди, окружающие себя мусором, не так уж безобидны и что можно предпринять, если сосед регулярно приносит домой вещи с помойки, — разбирались «Известия».

Коллекция без ценностей

Сам термин «синдром Плюшкина» несколько упрощает этот недуг, как бы делая его несерьезным. Собирательство вещей — это не невинное увлечение и не следствие нищеты, а болезнь, с которой помогают справиться психиатры. В английском языке он называется хординг (hoarding), и этому феномену посвящены многочисленные клинические исследования.

Ученые из Медицинской школы Стэнфордского университета разработали четкий перечень признаков, которые отличают патологическое накопительство от неряшливости или коллекционирования. Так, главной особенностью хординга является появление в доме большого количества вещей, разбросанных хаотично, которые мешают использовать жилище по назначению и затрудняют передвижение по дому, в результате чего блокируются выходы из комнат.

Источник: РИА «Новости»

Коллекционеры же, как правило, хранят предметы, имеющие ценность и отличающиеся от других, чтобы иметь возможность показать их кому-то, кто может их оценить. В отличие от коллекционеров люди с синдромом патологического накопительства не могут достичь таких целей, потому что для окружающих людей собираемые ими вещи имеют незначительную ценность.

Шопоголики, напротив, получают удовольствие именно от траты денег на новые вещи, в то время как хордеры стремятся удерживать вещи и спасать с помойки то, что, как им кажется, еще можно использовать. Иными словами, накопительство — это явление противоположное шопоголизму, когда человек стремится обрести новые вещи с нулевыми или минимальными затратами. Ценность вещей при этом не имеет значения.

Убраться — не выход

По утверждению исследователей из Стэнфордского университета, для больных этим синдромом свойственно отрицание проблемы даже в случаях, когда от патологического накопительства страдает качество жизни. Многие испытывают сильные негативные эмоции при попытке родственников или друзей помочь избавить жилище от гор мусора. Одновременно с этим человек испытывает прилив положительных эмоций, когда находит новый предмет и несет его к себе домой. Американская психиатрическая ассоциация относит выраженную форму патологического накопительства к одному из возможных симптомов обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР).

Впрочем, по мнению американских исследователей, патологическое накопительство стоит выделить в отдельный диагноз. «Синдром Плюшкина» может иметь уникальные нейробиологические корреляты. Он связан со значительными нарушениями и может поддаваться клиническому воздействию.

Последствия патологического накопительства как для самого человека, так и для окружающих трудно назвать малозначительными. Борьба родственников с хламом, который годами собирался в квартире, подобна сражению с ветряными мельницами. Уговорами и ультиматумами выносится один пакет, а уже через неделю на его месте гора новых вещей, которые «еще могут пригодиться». Расчистка вещей может восприниматься как потеря. Быстрое и простое решение в случае с хордерами неэффективно: физическое воздействие на источник мусора в данном случае даст такие же результаты, как попытка выкинуть бутылку из дома алкоголика.

Источник: РИА «Новости»

«Попытки очистить дома людей, которые занимаются накопительством вещей, без лечения основной проблемы обычно терпят неудачу. Родственники и общественные организации могут потратить много часов и денег, очищая жилище, только для того, чтобы обнаружить, что через несколько месяцев проблема повторяется. Хордеры, чьи дома очищаются без их согласия, часто испытывают сильный стресс и могут еще больше привязаться к своему имуществу. Это может привести к отказу от помощи в будущем», — говорится в статье Международного фонда ОКР.

Исследователь из Школы социальной работы Бостонского университета Кристина М. Соррентино предостерегает от попыток избавить человека от накопившегося мусора насильно. Брезгливые гримасы или же попытки пристыдить за бардак в доме, как правило, приводят к тому, что человек либо игнорирует проблему, либо обороняется. Соррентино также призывает отказаться от осуждения и грубости в адрес человека, захламляющего свое жилище, а вместо этого попытаться построить диалог на одобряющих словах, которые повышают мотивацию для решения проблемы. Например, сделать акцент на безопасности: в случае пожара спасатели не смогут пробраться через груды вещей, а значит, это создает угрозу для жизни.

Особое строение мозга

Осложняет ситуацию и то, что патологическое накопительство воспринимается окружающими как часть асоциального поведения, а следственно, не встречает понимания и поддержки. Наблюдая за настойчивым и зачастую агрессивным стремлением родственников или знакомых во что бы то ни стало очистить от хлама квартиру, хордер отчасти отождествляет себя с вещью, от которой хотят поскорее избавиться.

В работах русскоязычных исследователей тема патологического накопительства встречается редко. Чаще всего «синдром Плюшкина» изучают скорее в лингвистической плоскости как медицинскую метафору, нежели как заболевание.

Профессор Гродненского государственного медицинского университета Елена Королева в своем исследовании «Редкие заболевания: синдром Диогена» поясняет, что еще до введения в медицинский словарь этого термина это расстройство называли синдромом старческого убожества, а его основными чертами помимо собирания вещей являются крайне пренебрежительное отношение к себе, апатия и социальная изоляция.

Источник: РИА «Новости»

«Как ни странно, они могут быть обладателями больших состояний, держа большие суммы денег в доме или банке, не придавая этому ни малейшего значения. Тем не менее они считают себя нищими, что заставляет их жадно накапливать и хранить в доме любые предметы безо всякой нужды в них. Они ничего не выбрасывают, поэтому их дом полон мусора, обычно не имеющего никакого применения в реальной жизни. Часто о таких пациентах первыми узнают соседи, уставшие отражать атаки на свои квартиры полчищ тараканов, мышей и крыс, распространяющихся от больного соседа, и “вкушать” ароматы разлагающихся нечистот, идущих от соседских окон и дверей», — отмечается в научной работе по психиатрии.

Исследования показывают, что у людей, одержимых накопительством, имеются различия в строении головного мозга: относительно слабое развитие коры лобных долей, в особенности в правом полушарии. Именно здесь находится центр, контролирующий рациональность действий.

На ранних стадиях диагностировать это заболевание сложно, а среди причин его возникновения можно выделить перенесенный стресс, тяжелую потерю, одиночество и последствия перенесенных операций или заболевания.

Неприятное соседство

Из-за отсутствия критики к своему состоянию, то есть неспособности распознать, насколько действия адекватны нормам и ситуации, человек с этим заболеванием не может осознать, что делает что-то неправильно, поясняет врач психиатр-психотерапевт Анна Воробьева. Поэтому инициировать лечение в данной ситуации должны родственники или ближайшее окружение. Однако делать это нужно максимально деликатно.

«Молодые люди также подвержены этому заболеванию, но в пожилом возрасте оно более заметно. Потому что мозг становится более ригидным [менее податливым], симптомы усугубляются. Если в молодости это была форма коллекционирования или же человек скрывал всё от других, то чем старше человек становится, тем меньше он заботится о том, чтобы скрыть свое состояние. Бедность — совсем не самый значимый момент в развитии заболевания. Когда мы начинаем лечение, то понимаем, что излечение не зависит от этого фактора. Могут быть генетические факторы или психологическая травматизация в раннем детстве. Часто это бывает у детей, которые имели сложности с установлением эмоциональных связей с родителями. Очень много различных причин, и выделить одну невозможно», — добавляет психиатр.

Источник: РИА «Новости»

В России специалистов, которые занимаются данной проблемой, очень мало. Чаще всего забота о человеке с манией собирательства ложится на соцработников и родственников, которые не знают, что с этим делать. Закон о психиатрической помощи подразумевает недобровольную госпитализацию в трех случаях: если человек агрессивен, угрожает другим людям или если без посторонней помощи его состояние ухудшится. Однако третий пункт, как правило, рассматривается не как самостоятельный, а лишь дополнение к первому или второму.

«По факту жизни собирателя обычно ничто не угрожает, как и сам он не угрожает жизни других. Но можно уговорить и замотивировать пройти лечение ради улучшения отношений с близкими или чего-то другого. Накопительство — не изолированное заболевание. Оно может идти в составе симптома комплекса шизофренических расстройств, ОКР или депрессивного расстройства. Тут нужно смотреть на первичную патологию: изолированное ли это собирательство или же просто симптом более тяжелого заболевания. Если мы говорим, собственно, про накопительство, то это очень сложно поддающееся лечению состояние. Лучше всего лечить его в изолированных условиях реабилитационных центров, но можно делать это и на месте, если подключать медикаменты и психотерапию. В таком случае мы можем иметь неплохой эффект», — отмечает Воробьева.

В случае если человек отдает отчет своим действиям, но не собирается менять свой стиль жизни, то наказать за собирательство с точки зрения закона непросто. Даже если наполненная мусором квартира мешает комфортному существованию других людей.

По закону собственники жилья обязаны поддерживать имущество в безопасном состоянии, не допускать бесхозяйственного отношения и учитывать интересы соседей, отмечает адвокат Виктория Данильченко. Эти правила прописаны в ст. 30 Гражданского кодекса РФ.

«Поскольку закона, непосредственно запрещающего складировать дома вещи, не существует, то наказать граждан, занимающихся этим, очень сложно. Максимальным наказанием по решению суда может стать постановление об устранении нарушений и штраф за моральный вред. Но даже для такого решения нужно изрядно похлопотать. В основу иска может лечь именно создание антисанитарной обстановки, являющееся нарушением прав и интересов соседей. В такой ситуации необходимо обратиться к участковому, в Роспотребнадзор и жилищную инспекцию, которые могут составить акты с указанием всех нарушений и неудобств, доставляемых жителям, — неприятные запахи, насекомые-паразиты. Эти документы необходимо приложить к исковому заявлению. Если мусорная свалка не ограничивается территорией квартиры соседа, а выходит за ее границы — в приквартирные тамбуры и на лестничную клетку, то можно вызвать МЧС для составления акта, который также нужно предъявить в суде», — рассказала «Известиям» Данильченко.

Source link
[img]