Тяжелы потери ФСБ в Крыму

1

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Как стало известно «Ъ», военный суд отказал в восстановлении в должности одному из бывших руководителей управления Федеральной службы безопасности РФ по Крыму и Севастополю подполковнику Игорю Егорову. Офицер отвечал за борьбу c терроризмом на полуострове, однако лишился поста, после того как его подчиненный майор Юрий Дрындин, в прошлом сотрудник Службы безопасности Украины (СБУ), был арестован за организацию производства наркотиков под Волгоградом и их переправку в Крым. Помимо недосмотра за своим оперуполномоченным подполковнику вменили в вину отсутствие контроля завербованных агентов, один из которых оказался объявленным в розыск наркоторговцем, хотя по бумагам должен был внедряться в экстремистские общины и организации.

Претензии к подполковнику Егорову, начальнику одного из направлений службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом (СЗКС и БТ) управления ФСБ (УФСБ) по Республике Крым и Севастополю, появились после того, как 22 августа прошлого года в Волгоградской области был задержан его подчиненный — старший оперуполномоченный майор Юрий Дрындин. Как рассказывал «Ъ» (см. номер от 26 марта), контрразведчика остановили на посту ГИБДД, когда он ехал в своей Audi A8.

В машине в тайниках было найдено около 8 кг марихуаны.

С санкции местного гарнизонного суда чекист был помещен в СИЗО. Надо отметить, что, по некоторым данным, он попал в поле зрения правоохранителей, после того как в районе города Волжский — «спутника» Волгограда — полицейские обнаружили целую плантацию конопли. Трое причастных к незаконному обороту наркотиков — некие Владислав Алешков, Руслан Кайбулаев и Дмитрий Пашинский — были задержаны и, по неподтвержденным данным, стали сотрудничать со следствием.

Они якобы пояснили, что за «товаром» вскоре приедет настоящий владелец плантации, который собирался его перевезти в Крым. Им и оказался майор Дрындин. После его ареста, так как он являлся военнослужащим, все материалы были переданы военным следователям Следственного комитета России. Всем четверым предъявили обвинение в покушении на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере, совершенный организованной группой (ст. 30 и ч. 4 ст. 228.1 УК РФ), и незаконном культивировании в крупном размере растений, содержащих наркотические средства, организованной группой (ч. 2 ст. 231 УК РФ).

При этом Юрия Дрындина следователи назвали организатором изготовления марихуаны.

По разным данным, после ареста майор ФСБ стал то частично, то полностью признавать свою вину, раскаиваясь в содеянном.

Последнее, в частности, могло бы предусматривать рассмотрение уголовного дела в отношении него в особом порядке, по «усеченной» программе за один-два дня, без изучения доказательств и допроса свидетелей. Однако, согласно базе Волгоградского гарнизонного военного суда, процесс в отношении обвиняемых Дрындина, Алешкова, Кайбулаева и Пашинского идет по обычной процедуре с июля этого года. Адвокат экс-майораФСБ Елена Винницкая в резкой форме отказалась комментировать «Ъ» ход процесса и позицию своего подзащитного.

Надо отметить, что сам Юрий Дрындин до вхождения Крыма в состав России служил в СБУ в звании капитана, занимаясь борьбой с коррупцией и оргпреступностью.

Позже он принял присягу РФ и поступил на службу в крымскую СЗКС и БТ ФСБ, где вскоре даже получил новое звание (на Украине за этот поступок бывший сотрудник СБУ был объявлен в розыск как дезертир).

Как следует из находящихся в открытом доступе судебных документов, майор Дрындин и его коллеги должны были специализироваться на «нейтрализации угроз безопасности, формируемых отдельными лицами общественных объединений, землячествами и диаспорами».

Подполковник Егоров как непосредственный начальник направления СЗКС и БТ, в котором служил майор Дрындин, после ареста подчиненного получил от начальника крымского УФСБ последовательно три строгих выговора за упущения в работе, после чего был уволен со службы. Бывший офицер не согласился с этим решением, обжаловав как якобы незаконное решение о наложении последнего дисциплинарного взыскания, так и само увольнение. Крымские суды, учитывая специфику его работы и связанную с ней секретность, рассматривать обращение чекиста не стали, переадресовав его в Северо-Кавказский окружной военный суд (СКОВС).

Все заявления рассматривались в закрытом режиме, однако решения по ним с небольшими купюрами находятся в открытом доступе.

Как оказалось, основные претензии руководства к подполковнику Егорову были связаны с отсутствием контроля «агентурного аппарата» — находящихся на связи у подчиненных ему оперативников секретных сотрудников.

В частности, у того же майора Дрындина имелся, как следует из судебных решений, некий «агент М». Где и когда он был завербован ФСБ, неясно, но потом он был «передан» для работы в СЗКС и БТ. Однако, как сообщили в суде представители УФСБ по Крыму и Севастополю, «данный агент использовался в другой сфере деятельности, а именно по линии противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ».

Между тем сам Игорь Егоров, согласно внутренним положениям ФСБ, должен был постоянно четко следить за деятельностью агентов — «обеспечивать формирование агентурного аппарата направления, при необходимости активизировать его деятельность, контролировать законность его использования, проводить контрольные встречи с оперативными источниками направления».

Однако, как посчитало руководство, он не справился с задачей по «качеству и эффективности» общения оперативников со своими «сексотами».

В частности, с агентами, если от них не поступает «оперативно значимой информации», согласно пунктам того же внутреннего положения ФСБ, необходимо проводить раз в полгода «контрольные встречи», которые потом в обязательном порядке оформляются «справкой о встрече».

После ареста Юрия Дрындина находившиеся с ним на связи агенты, в том числе и «агент М», были подвергнуты дополнительной проверке.

Осенью 2018 года выяснилось, что «М» еще с февраля того же года находится в федеральном розыске за незаконный оборот наркотиков, а сам он, хотя и числился «лицом из криминальной среды», в детальной разработке не был.

Последняя встреча с агентом, от которого, кстати, информации не поступало, якобы была проведена в январе 2018 года, но, как заявили в суде представители ФСБ, соответствующая справка об этом оперативном мероприятии была сфальсифицирована. Более того, в бумагах напротив псевдонима «М» о ранее проведенных встречах вообще стоял прочерк. Все это, как посчитали в спецслужбе, стало возможным из-за «пренебрежительного отношения» подполковника Егорова к своим обязанностям.

В суде также отмечалось, что офицер до этого дважды получил выговоры из-за того, что в сейфе майора Дрындина не нашлось дела «содержателя явочной квартиры», из-за дела «кандидата на вербовку» одного гражданина и недоработок при «формировании дела» на вербовку еще одного «кандидата».

За несколько дней до Нового года руководители крымского УФСБ по телефону по громкой связи в присутствии коллег потребовали от Игоря Егорова прибыть на службу, чтобы лично ознакомиться с результатами внутреннего разбирательства в отношении него, но тот категорически отказался, сославшись на то, что находится в отпуске.

Надо отметить, что первые два выговора Игорь Егоров не обжаловал, зато при оспаривании третьего заявил, что его за одни и те же проступки наказывают в третий раз.

Впрочем, суд не принял его доводы, посчитав как выговор, так и увольнение законными. В УФСБ от комментариев воздержались.

Сергей Сергеев

Source link
[img]