В Австралии проведут эксгумацию по делу Тамам Шуд

4

Прокурор штата Южная Австралия Вики Чапман дала разрешение на эксгумацию тела неизвестного мужчины, найденного на пляже Сомертон в 1948 году, сообщает австралийское издание ABC. Это позволит продвинуться в расследовании дела, известного на весь мир, как «Тамам Шуд» — одной из самых таинственных загадок в области криминалистики XX века.

Инициатором эксгумации стал профессор Аделаидского университета Дерек Эбботт. Уже более десяти лет он пытается разгадать личность мужчины из Сомертона. Его исследования привели его к женитьбе на женщине, которая, как уверен Эбботт, является внучкой этого мужчины.

1 декабря 1948 года на австралийском пляже Сомертон к югу от Аделаиды был найден труп неизвестного мужчины. Он лежал на песке, голова опиралась на бетонную набережную. Судмедэксперты установили, что смерть наступила примерно в 2 часа ночи, при этом никаких явных признаков, указывавших на причину смерти, выявлено не было.

В желудке мужчины была кровь, что позволило предположить смерть от отравления, но следов ядов криминалисты в организме не нашли.

Внимание следователей привлекло то, что все этикетки на одежде были аккуратно спороты, бирок с указанием фамилии, которые было принято пришивать для прачечной, не было. В карманах и найденном позднее чемодане никаких подозрительных либо указывающих на личность владельца предметов криминалисты не нашли.

Однако при более тщательном осмотре одежды в потайном кармане брюк обнаружился клочок бумаги со странной надписью «Tamam Shud» — такой фразой заканчивался сборник «Рубайят» Омара Хайяма.

Надпись на обороте книги, найденной в ходе расследования

Чтобы найти книгу, из которой вырезан клочок бумаги, полиция начала общенациональные поиски. А спустя 8 месяцев после обнаружения тела к следователям пришел житель Сомертона. Он принес редкую копию «Рубайята», которую, по его словам, нашел на заднем сиденье своей машины за несколько дней до инцидента. Все это время книга лежала в бардачке машины, и лишь после объявления в газетах владелец машины отнес ее следователю.

На обороте книги карандашом были написаны пять непонятных слов. Также в книге был телефон молодой медсестры, жившей неподалеку от злополучного пляжа. По ее словам, она не была знакома с погибшим, однако соседи ее рассказывали, что в конце ноября некий мужчина приходил к ним и наводил справки о ней.

Когда следователи показали ей гипсовый бюст умершего, та, якобы, чуть не упала в обморок. За всю свою жизнь женщина так ничего и не рассказала о деле, публике она известна под псевдонимом «Джестин». Позднее Эбботт узнал ее настоящее имя — Джо Томсон.

На момент смерти мужчины из Сомертона сыну Томсон, Робину, было 16 месяцев.

Эбботт считает, что мужчина и Томсон состояли в отношениях, которые ото всех скрывали, и Робин был их общим ребенком.

И у мужчины, и у Робина была гиподонтия (врожденная нехватка зубов) генетическое заболевание, которое есть лишь у 2% населения. Также у них было схожее строение ушей, характерное лишь для небольшой части людей.

Судмедэксперты, исследовавшие тело мужчины, обратили внимание на его ярко выраженные икроножные мышцы, что характерно для танцоров или бегунов на дальние дистанции. Робин же, как оказалось, всю жизнь посвятил балету. Ни с Робином, ни с его матерью Эбботт пообщаться не успел — они умерли до того, как тот на них вышел.

Возможно, в день смерти мужчина навещал Томсон и их сына, считает Эбботт. И, возможно, если бы она его опознала, у нее могли быть проблемы. В то время у нее были отношения с другим мужчиной, и она могла просто побояться, что этот призрак из прошлого поставит их под угрозу.

В поисках детей Робина профессор повстречался с Рейчел Иган. Робин и его жена отказались от нее еще в младенчестве. Она не знала, что была удочерена, и всю жизнь удивлялась, откуда у нее страсть к танцам и балету. Со своей родной матерью Иган познакомилась только в студенчестве. Та рассказала, что они с мужем оба занимались балетом, ее беременность была случайной и у них не было денег содержать ребенка.

Уже к вечеру следующего дня после знакомства Эбботт предложил Иган пожениться. Сейчас у пары уже трое детей.

«Он хотел посмотреть на мои уши и зубы. Еще ему нужна была моя ДНК. Это был первый мужчина в моей жизни, просивший о подобном, — вспоминает женщина. — Люди говорят, Дерек женился на мне из-за моей ДНК, и, я думаю, в этом есть доля правды».

Иган хочет разгадать тайну своего предполагаемого деда не меньше, чем Эбботт:

Я думаю о нем каждый день и каждый день задаюсь вопросом о том, какое он имеет отношение ко мне, какое отношение имею я ко всей этой истории, и как это относится к нам как к семье. У наших детей много вопросов, касающихся их семейной истории и происхождения. И пока мы не знаем, как ответить на эти вопросы. Я думаю, это важно для них. Это часть и их истории тоже.

Чапман тоже давно интересуется этим делом — оно увлекло ее еще во время учебы на юридическом факультете.

«Это интригующий и загадочный случай, я слежу за ним уже более 40 лет, — говорит она. — Для эксгумации тела в Южной Австралии требуется одобрение прокурора штата. И я очень рада дать свое согласие, но при условии, что расходы возместят те, кто подаст заявление, а не налогоплательщики. Я полагаю, это обойдется в десятки тысяч долларов».

Эбботта цена не волнует.

«Это настоящий прорыв, потому что предыдущий прокурор штата отверг эту идею, — поясняет он. — Не думаю, что стоит говорит о деньгах, это все скучные детали. Деньги найдутся».

В 2017 году Эбботт обнаружил в гипсовом бюсте мужчины из Сомертона несколько волосков, из которых возможно, удастся извлечь ДНК. Он передал их в Австралийский центр изучения древних ДНК в Университете Аделаиды.

Эбботт и Иган не исключают, что, когда они соберут деньги и проведут эксгумацию, может оказаться, что мужчина из Сомертона вообще не имеет к Иган отношения. Однако они намерены узнать правду, какой бы та ни была.

Алла Салькова

Source link
[img]