За Владислава Синицу стесняются заступиться

2

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Мосгорсуд оставил в силе решение Пресненского суда в отношении блогера Владислава Синицы — пять лет колонии за твит о детях росгвардейцев. В последнем слове господин Синица выразил надежду на поддержку общественности, журналистов и международную огласку дела. Но масштабное давление на власть, как это было в случае с актером Павлом Устиновым, вряд ли возможно, заявили «Ъ» опрошенные социологи, политологи и даже правозащитники. Причина в спорном характере публикации осужденного. Кроме того, наблюдатели указывают на принципиальность «дела Макса Стеклова» для силового блока.

Накануне заседания Мосгорсуда по апелляции на приговор Владиславу Синице в офисе «Яблока» прошел благотворительный аукцион: оппозиционные политики, журналисты и активисты продавали вещи, книги и картины в пользу семей арестованных и осужденных после летних протестов.

Писатель Виктор Шендерович призвал «не стесняться» заступаться за блогера, заявив, что в его твите был не призыв к насилию над детьми росгвардейцев, а предупреждение с опорой на мировой исторический опыт (такое мнение полностью соответствует позиции самого осужденного).

Однако иная характеристика прозвучала в видеообращении актрисы Ирины Вилковой: «Нужно разбираться в каждом деле — такого чувака, как Синица, я не очень поддерживаю».

Мосгорсуд оставил в силе решение Пресненского суда от 3 сентября — пять лет колонии общего режима. Господина Синицу осудили за призыв к расправе над детьми росгвардейцев в интернете по ч. 2 ст. 282 УК РФ (разжигание ненависти либо вражды в отношении социальной группы). В последнем слове блогер призвал журналистов освещать его дело, чтобы подобные события в России больше не повторялись.

Читайте также

Напомним, 31 июля господин Синица под псевдонимом Макс Стеклов ответил на вопрос одного из пользователей Twitter о целесообразности действий оппозиционеров по деанонимизации силовиков в интернете после протестной акции 27 июля: «Посмотрят на милые счастливые семейные фото, изучат геолокацию, а дальше ребенок доблестного защитника правопорядка просто однажды не приходит из школы. Вместо ребенка по почте приходит компакт-диск со снафф-видео (ролики, в которых показаны настоящие убийства.— “Ъ”)».

После приговора Пресненского суда 3 сентября СМИ сообщили, что член Совета по правам человека при президенте (СПЧ) Николай Сванидзе считает срок «заслуженным».

Однако правозащитник пояснил «Ъ», что его могли неправильно понять, СПЧ всегда выступает против лишения свободы за тексты в интернете.

Читайте также

Тем не менее он считает, что необходимого общественного давления на власть по делу господина Синицы не было, потому что оно «небезупречно». Ведь его твит «дал повод целым социальным группам считать, что их детям угрожают», и результатом стали жесткие действия силовиков во время прогулки после согласованного митинга 10 августа. В сравнении с этим господин Сванидзе назвал «чистыми» дела актера Павла Устинова, получившего один год условно за применение насилия к росгвардейцу, а также псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которую подозревают в оправдании терроризма за рассуждения о взрыве в здании архангельского управления ФСБ в октябре 2018 года. При этом Николай Сванидзе, возглавляющий в СПЧ комиссию по гражданским свободам, говорит, что ему неизвестно о планах совета защищать Владислава Синицу, но «этот вопрос может возникнуть».

Социолог «Левада-центра» Степан Гончаров полагает, что люди активно вступаются за участников московских протестов, когда «есть организованная цеховая солидарность».

Он напомнил про открытые письма священников, врачей и флешмоб актеров.

Читайте также

Гончаров также отмечает широкую медийную поддержку других арестованных, как, например, в случае с распространением видео задержания Павла Устинова. Комментируя обращение блогеров в «Новой газете» в поддержку Владислава Синицы, социолог заметил, что власть, привыкшая к официальным профсоюзам, может не воспринять это всерьез. Кроме того, в обществе «есть какое-то стеснение» в отношении суда над блогером, потому что на фоне других дел «будто бы небольшая толика его вины есть», хотя призывов в Twitter не было.

Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что Мосгорсуд не смягчил приговор господину Синице из-за «сравнительной малочисленности» согласованной протестной акции 29 сентября на проспекте Академика Сахарова: она «воспринята как снижение общественного давления». Также к суду над блогером было привлечено меньше внимания, чем к делам других фигурантов, «к тому же это дело оказалось символически значимо для правоохранителей».

Дело господина Синицы для руководства силового блока действительно принципиальное, соглашается политолог Аббас Галлямов:

В отличие от истории с Голуновым или Устиновым они здесь не уступят. Синица затронул слишком глубинные, можно даже сказать экзистенциальные, струны — вопрос об ответственности детей за поступки отцов. Это совершенно новый аспект, который в общественной дискуссии еще не звучал. А вдруг развернется обсуждение, и силовики начнут прислушиваться к нему, а затем и задумываться?

Аббас Галлямов

политолог

Зато шансы других фигурантов дела «на смягчение» слегка возросли, говорит господин Галлямов, да и общество «сдав одного, компенсирует возникшее по этому поводу неловкое чувство за счет активизации деятельности по спасению кого-то другого».

Даже журналист Илья Азар, одним из первых выступивший на митинге 29 сентября в поддержку Владислава Синицы, сказал «Ъ», что пока не знает, чем ему помочь. «Продолжающиеся (около здания администрации президента РФ.— “Ъ”) пикеты посвящены всем», — заметил он.

Владимир Хейфец

Source link
[img]